Фронтовая быль

0
61

Охота по чернотропу редко бывает удачной. Однако нашей охотничьей компании, можно сказать, крупно повезло… Мы добыли лису и двух волков, матерого и переярка.

Охотники, все еще разгоряченные, не утратившие азарта, собрались за столом в доме организатора охоты егеря Алексея Кузьмича Самохвалова, или, как в просторечии называют его окружающие, Кузьмича.

Переживая перипетии сегодняшней охоты, постоянный член нашей компании Семен, пуля которого свалила одного из волков, сказал:

— Сегодня один из наших трофеев — лиса. Кстати, мой дед как-то вспомнил, как он с товарищами и практически вместе с фашистами охотились на фронте на лису.
— Ну ты и загнул, — засомневался вечно промахивающийся охотник Константин, — разве могло такое быть?
— Раз дед рассказывал, значит могло.
— Расскажи, Сеня, это наверняка интересно, — загалдели охотники.

Тот не стал отнекиваться. И вот как проходила охота на лису по словам дела, в пересказе Семена…

После ожесточенных и затяжных боев наступило временное затишье. Нейтральная полоса тянулась по широкому логу, местами заросшему кустарником и небольшими деревцами. На западной стороне лога окопались фашисты, на восточной — мы.

Была глубокая осень, день выдался пасмурным, прохладным, время от времени с небес сыпался мелкий, противный моросейник. Тревожную тишину нарушало лишь стрекотание сорок, карканье вездесущих ворон да редкие пулеметные и автоматные очереди. Но наблюдатели с обоих сторон зорко следили друг за другом.

…Когда неподалеку в логе, ближе к немцам, разорвался артиллерийский снаряд, тут же из кустарника выскочила лиса. Сначала, оказавшись на открытом месте, она на мгновение замерла. Затем, видимо, почувствовав опасность, быстро вернулась в кустарник. Вот по этому кустарнику и началась пальба со всех сторон. Мы стреляли из винтовок и автоматов, немцы строчили из пулемета. Пули буквально секли ветки и листья.

Лиса не выдержала такой канонады и решила покинуть столь опасное место. Сначала она выглянула, затем, вытянувшись в струнку, большими прыжками помчалась к другим зарослям кустарника, среди которых было несколько березок. Они находились метрах в двадцати. «Улю, улю, держи патрикеевну!» — слышалось с нашей стороны; что-то на своем языке кричали и немцы.

Осыпаемая смертельным градом, лисичка буквально летела к спасительному убежищу. А достигнув его живой и невредимой, мгновенно скрылась в нем.

Бомбардировка зверя была настолько интенсивной, что встревоженные в штабе офицеры, не зная истинной причины пальбы, начали звонить по телефону на передовую, чтобы выяснить, в чем дело. И только когда патрикеевна никак себя не проявляла, стрельба начала стихать. Пока не стихла совсем…

Дед считал, что лиса спаслась потому, что, во-первых, ей, надо признать, ой как повезло; во-вторых, при беспорядочной, бесприцельной стрельбы больше шансов уцелеть, что и в конце концов и случилось, — закончил рассказ Семен.

Остальные охотники согласно закивали головами…

Источник: ohotniki.ru