Лесной зверь тебя не тронет, пока у него есть куда отступить

0
19

Бойся. Без этого нельзя. Но не трусь. Лесной зверь тебя не тронет, пока у него есть куда отступить или пока он не учуял, что ты трусишь. Уильям Фолкнер. Медведь.

Соотечественники больше иных наций посещают лес, корыстно или без особой цели, за грибышами-ягодами или погулять, воздухом подышать, с рюкзаком пошастать или зверя-птицу поохотить.

Леса пока не все выпилены и в Китай отправлены, есть разгуляться где на воле; а медведей-то бурых в России боле половины всего этого косолапого населения планеты…

Посему, отправляясь в лес, нужно представлять себе возможную встречу и знать, как вести себя в такой ситуации.

Об этом вы прочтете в моей книге-альбоме «Медвежьи углы планеты. Этика безопасного добрососедства».

Медведи сторонятся человека. Кроме белых медведей, которым свойственно хищничество по отношению к двуногим, прочие избегают встреч, специально не преследуют людей и не втягиваются в людоедство, как львы или тигры. Но, убив человека, медведь может съесть его без остатка.

Шатуны — отдельная тема. Короткие лапы и чрезмерный для глубокого снега вес лишают бурого медведя привычного прокорма зимой, и тогда по Божьей милости он должен спать в берлоге.

Раненый, потревоженный в берлоге охотниками или лесозаготовителями медведь, пытающийся добыть съестное в «неположенное» время или отощавший из-за недорода обычного пропитания, не залегший в берлогу, — такой пойдет к избегаемому в благополучные времена человечьему жилью, пахнущему едой, вокруг которого в нашем Отечестве всегда найдутся свалки-помойки с остатками прельстительной человечьей еды.

В большинстве случаев медведь, заслышав человека, постарается уйти незамеченным; но чудовищность последствий тех немногих коллизий, которых избежать не удалось, заставляет предельно внимательно относиться к такого рода событиям, даже маловероятным.

 

Фото автора.

Будучи гостем «медвежьего царства», нужно постоянно слушать лес. Не только медвежий рык, но и поскуливание — признак опасности. Это может быть медвежонок, нытье которого очень похоже на то, что издает человечий дитятя.

Услышав такой звук, ищите рядом дерево, на которое можно вскарабкаться метра на четыре: бурые медведи, в отличие от медвежат, на деревья не лазают. Впрочем, если ветви расположены низко, косолапый на дерево полезет, даже если ему как бурому это вроде бы не положено. Одна беда: когда вам это понадобится, до нужного дерева просто будет не добежать…

Группа ученых из разных стран в 2019 году опубликовала первое обобщающее документированное исследование о нападениях бурых медведей на людей в 2000–2015 годах.

Всего было проанализировано 664 нападения медведей, из них 183 в Северной Америке, 291 в Европе и 190 на Востоке — в России, Иране и Турции.

Согласимся с авторами: данные по России фрагментарны, их крайне сложно собрать и систематизировать. Нашим читателям доступны, например, данные по Камчатке, собранные охотоведом В. Гордиенко (они приведены в фотоальбоме «Медведи Камчатки: основы безопасного общения»); данные по Дальнему Востоку собрал в своей книге «Мохнатый бог» М. Кречмар, известны и некоторые другие попытки анализа региональных данных в России.

 

Фото автора.

Из этих 664 нападений (т.е. в среднем 39,6 в год) примерно половина приходится на рекреационное времяпровождение жертв (туристы, грибники-ягодники и пр.) и половина —
на медведиц с медвежатами.

Большинство нападений (85,7 %) привело к увечьям разной степени тяжести, в 14,3 % случаев (95 человек) от нападений скончались. Скорее всего, эти данные неполные, но за год в мире бурые медведи в XXI веке убивали 6 человек, акулы — 15.

А в авиакатастрофах только в России и только за 11 месяцев 2021 года погибло более 100 человек.

В мире слоны в год убивают 200 человек, от укусов пчел умирает 1250 человек в год, крокодилы убивают 2500 человек. Возможно, не все жертвы медведя попали в анналы, прежде всего это касается данных по России с ее самым большим населением косолапых и несовершенной статистикой косолапо-человечьих «разборок», но на фоне других людских напастей медвежья угроза — одна из наиболее боязных и наименее чреватых…

Большинство нападений произошло летом (48 %) и в дневное время (73 %). Жертвы нападения — на 99 % взрослые, из них 88 % мужчин. В 63 % случаев жертвы нападения были в одиночестве, 22 % (123 случая) нападений произошли во время охоты — в основном в Швеции, Финляндии, на Аляске и в России, где легальны медвежьи охоты. Хищничество, т.е. нападение медведя с целью убийства, составляло всего 5 %.

Авторы исследования полагают очевидным, что больше нападений произошло в тех районах, где плотность населения людей и медведей наибольшая, меньше — где пресс охоты заставляет медведей искать более укромные части леса, при этом охотниками добываются менее осторожные и/или склонные к агрессивному самоутверждению особи.

 

Сплавляемся в национальном парке Катмай по речке Алагнак. Вокруг палаток электрозаборчик, за него убираем на ночь и лодку (она пахнет рыбой), и металлические контейнеры. Фото автора.

Очевидно, что с ростом посещения медвежьих углов во всем мире возрастает и вероятность нежелательных (для обеих сторон) коллизий, особенно из-за того, что бурный рост посещаемости диких уголков не сопровождается адекватными знаниями и соответствующим поведением двуногих…

Чтобы и овцы (человеки) были целы, и волки (косолапые) сыты, необходимо в таких условиях формировать «кодекс поведения» активных природопользователей в медвежьих углах, чтобы снизить число драматических конфликтов.

Два положения, в которых не стоит оказываться: вблизи (а тем более промеж) медведицы с медвежатами и у медвежьего «обеда».

Нападение медведя может быть спровоцировано тем, что человек случайно оказался вблизи медвежат или просто вблизи не зачуявшего его зверя, а также если медведь ранен или голодает.

Опасно оказаться вблизи медвежьей пары в брачный сезон: бурый не будет разбираться, с какими намерениями вы оказались вблизи его подруги.

Я оказался вблизи «сладкой парочки» двух гризли в национальном парке Денали (Аляска), и спасло меня от возможной коллизии появление автобуса-челнока, из тех, что курсируют с туристами по дороге национального парка. Медведь все ходил вокруг автобуса, недоумевая, куда я подевался…

 

Заходящий на нерест лосось — излюбленная пища медведей. Фото автора.

Но большинство нападений совершают медведицы при медвежатах, и большинство из них заканчивается тогда, когда медвежата оказываются на безопасном расстоянии или жертва перестает шевелиться.

По исследованию С. Херреро, посвященного стычкам человека с медведем в национальных парках США, почти 80 % всех нападений косолапых на человека падает на медведиц с медвежатами.

Опущенная голова, прижатые уши, прямой взгляд — если такой вид у приближающегося медведя, то до беды секунды. Пасущийся, приближающийся зигзагами, не смотрящий прямо на вас медведь (вы в фокусе его периферийного зрения), как правило, просто любопытствует. То же самое простит он и вам, если вы идете не прямо на него, а зигзагом, без спешки, с паузами.

На Аляске в книжных магазинах всегда найдется с полдюжины книг разных авторов, посвященных медведям и их непростым отношениям с двуногими. Я как-то купил там книжки Лэрри Кэниута о нападениях медведей на людей, одна из них представляла собой 21-е издание…

Кэниут не поленился перелистать в архивах аляскинские газеты и журналы за десятки лет, провел более 200 интервью с выжившими после нападения медведя людьми, сделал сотни переговоров по телефону с пострадавшими и свидетелями, получил сотни писем. Чтение его книг не для тургеневских барышень…  

Официальная «дистанция безопасности» между медведем и посетителем национального парка в США, соблюдение которой строго контролируется рейнджерами, составляет 300 ярдов (ярд — 0,9 метра) в национальном парке Денали (Аляска), 100 ярдов в Йеллоустоне и 50 ярдов в Катмае. Все дело в двух ключевых факторах: рационе медведя и его восприятии человека.

Главная забота косолапого — запасти должный вес и жир на зиму. Проще всего она решается на побережье. Лосось, несчетными стадами идущий на нерест, настолько щедро пополняет рацион медведя в Катмае, что делает его просто несопоставимо благодушнее гризли в Денали, куда несметные стада лосося почти не доходят, а зимы много суровее.

 

Характерная поза для любопытного медведя.Фото автора.

На Камчатке на Курильском озере ситуация похожа на оную в Катмае, т.е. медведики в основном незлобные, ибо наетые «от пуза» той лососевой прорвой, что устремляется метать икру в озере и впадающих речках.

Разумеется, «толерантность» медведей различна: некоторые самцы держатся на приличной дистанции, не допуская приближения двуногих, многие же медведицы с медвежатами предпочитают быть поближе к человекам, которые безобиднее агрессивных самцов.

Кроме «утробного вопроса», важна привычка: если обычным для медведя становятся визиты людей, не преследующих его и не лезущих на рожон, косолапый воспринимает эту разновидность фауны как нечто безобидное и бесполезное.

На этом основывается общение с медведями в национальных парках на Камчатке и на Аляске, в медвежьих фотосафари-хозяйствах Финляндии у границы с Россией. Медведь вовсе не ищет неприятностей, серьезные стычки и раны в потенциальной схватке ему ни к чему.

Поэтому подчас решительность позы и голоса человека, несколько энергичных шагов навстречу оказывается достаточным, чтобы медведь пустился наутек. Но это должно основываться на четком понимании состояния медведя и опыте общения с ним, что приходит только с годами осмысленного общения и вовсе не гарантирует благоприятного исхода.

Медведи известны своими угрожающими выпадами, которые на деле представляют собой лишь акты отпугивания, а не нападения. Но никогда нельзя точно сказать, медведь пугает (т.е. «блефует») или нападение неотвратимо.

«Нет сомнений, — пишет Лэрри Кэниут, — многие медведи отправились в медвежий рай из-за того, что кто-то принял за нападение медвежью попытку просто отпугнуть. Но много людей попало на зуб медведю из-за того, что полагали — медведь блефует».

 

Фото автора.

Медведь непредсказуем. Реакции его импульсивны, и предугадать их невозможно. Как говорил один из самых матерых аляскинских егерей Чарли Мэдсен, «медведи как женщины: никогда не поступают предсказуемо». Однако надо знать ситуации, провоцирующие нападения медведя.

Биолог и автор нескольких книг о медведях Стивен Стрингхэм, аляскинский «медведевед», который водил меня с сыном в гости к тамошним косолапым, проповедует следующие меры предосторожности:

1) пребывая в «медвежьем царстве», всегда будь начеку;
2) держись подальше от медвежьих углов и прочих дремучих мест, где вероятна встреча с косолапыми, если она не входит в твои планы;
3) избегай ситуаций, в которых возможны неожиданные встречи нос к носу;
4) находись в группе; если вас 5–6 человек, держащихся вместе, вы в безопасности;
5) не лезь на рожон, держи дистанцию;
6) следи за тем, чтобы не пахнуть едой, не корми медведей и не пытайся прикоснуться к ним.

 

Взрослые бурые медведи на деревья не лазают, но у правила есть исключения. Эта медведица в момент взлетела на сосну при приближении опасного самца. Фото автора.

Зачуять человека по ветру медведь может за 200–300 метров, в безветрие — с 50–70 метров. Поэтому держать продукты в палатке в «медвежьем царстве» нельзя: многочисленны случаи нападений медведя на туристов и даже охотников, легкомысленно державших еду в палатке.

Не должно быть в палатке и одежды с запахом мяса или рыбы. В Америке стандартный вариант — металлические контейнеры для хранения продуктов.

Как пишет Михаил Кречмар, «ужас медвежьих когтей в силе лапы, из которой они растут… От удара медвежьей лапы лопается борт дюралевой лодки, рвется четырехмиллиметровая стальная проволока, ломаются позвонки лошади или сохатого.

Она в состоянии свалить лиственничный пень, по размеру сопоставимый с самим медведем, погнуть лист двухмиллиметрового железа, из которого сделан борт вездехода, разломать охотничью избушку или раздавить железную консервную банку».

Поэтому пытаться отбиться от медведя топором скорее всего не будет успешным: скорость и сила лапы хищника оставляет немного шансов человеку.

 

Медведь мною недоволен, хотел меня прогнать; опустил голову, уши полуприжаты. Фото автора.

Подобно кабану, медведь может уйти на десятки метров с пробитым сердцем, угробив любого, кто окажется рядом. Лэрри Кэниут приводит множество рассказов охотников, в которых изрешеченный даже .375 калибром медведь успевал перед смертью убить и покалечить всех, кто попался под его «горячую лапу».

Опасность нападения медведя, как я поведал (согласно вполне достоверным мировым данным), не столь велика, чтоб в лес не ходить; однако ж и совсем никакой ее не назовешь, и знание да благоразумие нам во спасение.

Источник: ohotniki.ru