Весенние трофеи: с третьей попытки

0
64

Поскольку прошедшей пандемийной весной мне так и не удалось попасть на глухариный ток, нынешней весной я поставила эту охоту для себя на первое место. Далее в планах шли охота на тетерева и вечерняя тяга на вальдшнепа.

Позвонила охотоведу Василию Сергеевичу в Переславское охотхозяйство Военно-охотничьего общества, где уже неоднократно охотилась в разные сезоны.

Он подтвердил, что есть свободные разрешения на глухаря и на тетерева, так что можно приезжать.

Некоторые сомнения в целесообразности выезда у меня, конечно, были, так как прогноз погоды обещал проливные дожди на все выходные, но охотовед ничего об этом не сказал, и это вселяло надежду на лучшее…

ПОПЫТКА ПЕРВАЯ. СУББОТА

С мужем Григорием мы прибыли из Москвы на место встречи с егерем Владимиром Викторовичем к двум часам ночи. Было пасмурно, моросил дождик. Гриша планировал идти с нами на ток, чтобы впервые вживую услышать и снять на камеру токующего глухаря.

Однако утомление после ночной дороги и обещанное ухудшение погоды заставили его остаться в машине. Я же перебралась в егерский уазик, где уже сидел один охотник, желающий ночью поохотиться на тетерева.

Вскоре мы высадили его у шалаша, и он, выходя из машины, пожелал мне удачи. Я улыбнулась в ответ с традиционными словами «Ни пуха ни пера». Признаюсь, почему-то пожелание удачи меня всегда смущает, особенно из уст другого охотника, хотя суеверной я себя не считаю.

 

Гнездо самки глухаря представляет собой ямку в земле, выстланную пухом, а иногда веточками. Число яиц в кладке может колебаться от 6 до 8, изредка от 12 до 16, все зависит от возраста глухарки. Яйца желто-серого или грязно-желтого цвета, с темными пятнами. Из них почти 80 % погибает из-за сильных морозов или от хищников, таких как лисица, куница или горностай. 40–50 % вылупившихся птенцов постигает та же участь. ФОТО DMITRIY KONSTANTINOV/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 4.0)

Итак, мы с егерем выдвинулись к току. Пришли, выключили фонарики, присели под деревом, начали слушать. Спустя некоторое время совсем недалеко от нас неохотно и медленно начал распеваться глухарь.

Как отрадно было слышать первые звуки точения, тем более спустя два года после последней весенней охоты на глухарином току! Аж мурашки побежали по коже. Буквально сразу же, в глубине леса, начал активно токовать еще один петух.

Ближний к нам глухарь сначала был робок и нерешителен, затем, набравшись храбрости, заточил в полную силу.

Подойти к нему оказалось нетрудно, так как он сидел на сосне вдоль лесной дороги. Я выбрала стрелковую позицию и ждала, когда немного рассветет для более уверенного выстрела. Ружье упиралось в наклонившееся сухое дерево, я продолжала терпеливо ждать, слушая завораживающее пение лесного исполина.

Но когда порывы ветра и усилившийся дождь заставили глухаря токовать с перемолчками, я решила стрелять, опасаясь, что глухарь замолчит совсем. Прицелилась и, затаив дыхание, спустила курок.

Громом прокатился мой выстрел, и глухарь спокойно слетел с сосны и улетел как ни в чем не бывало. Я только рот открыла от неожиданности, потому что такого со мной еще не бывало. Егерь сказал, что я поспешила, что для выстрела было еще рано — мушки не видно.

Время позволяло, и мы спустились к болоту на краю леса и сразу же услышали еще одного глухаря. Под глухариную песню, шаг за шагом, стали подходить к петуху. На этот раз света хватало и все произошло быстро и четко, без промедлений.

Увидела, подошла на удобную позицию, чтобы ветки не мешали, и под песню выстрелила. Грохот разорвал тишину, глухарь сорвался с сосны и, молотя мощными крыльями, направился в сторону болота. Промах!

Мы с егерем осмотрели оба направления, куда улетели глухари, но, ничего не найдя, молча вернулись к машине.

Происшедшее не давало покоя. Я прокручивала по секундам все свои действия, но ответа не находила. Мне и раньше было тяжело держать ружье во вкладке, руки тряслись, ствол гулял, сердце выпрыгивало из груди, но тем не менее я попадала в цель.

А сегодня и рука была твердой, и я видела все четко, и все свои действия контролировала, несмотря на естественный прилив эмоций и адреналина… Так я и не смогла тогда понять причину своих промахов.

Отстранившись от тяжких мыслей, я залезла в телефон и с ужасом увидела прогноз погоды на следующие сутки. Синоптики обещали сильный снегопад. Да, моим планам поохотиться на тетерева абсолютно точно уже не сбыться.

Ну что ж, попытаемся вновь добыть глухаря, только в другом месте: здесь я своими глупыми выстрелами всех распугала.

 

Уже достаточно светло, и подойти к глухарю непросто. Фото автора.

После отдыха и обеда мы с Гришей пошли отстреливать патроны на специально оборудованном для этого месте недалеко от базы. На глухаря я всегда использовала дробь № 1 в контейнере и дульное сужение получок.

У меня с собой было несколько разных серий патронов с «единицей» из старых запасов, а также новые, купленные к текущему сезону. Решили отстрелять патроны разных партий и разных сужений (штатные цилиндр с напором, получок и получок с напором, а также портированный чок 0.33) на двух дистанциях 25 и 35 метров.

В общем, мы решили сделать все, что было необходимо совершить перед охотой в рамках подготовки, а не после неудачи. И причина улетевших глухарей стала понятна: осыпь у меня всегда проходила слева и снизу, а целилась я четко под птицу. Так что ни патроны, ни сужения не были виноваты в моих промахах.

Виновата только моя излишняя самоуверенность и отсутствие должной подготовки. Как позже выяснилось из разговоров с другими охотниками, я не первая, кто столкнулся с похожей проблемой. У всех полуавтоматических ружей «Бенелли» действительно есть такая особенность со смещением осыпи, которая может быть решена подбором патрона и усиленной работой с ружьем.

К вечеру угодья действительно накрыло снегопадом, но тем не менее вальдшнепиную тягу мы не пропустили. Удивительно, но два вальдшнепа все-таки протянули, один даже на выстреле, впрочем, он ушел, отделавшись легким испугом.

 

Глухарь хоть и глохнет, но видит всегда хорошо. ФОТО HARALD OLSEN-NTNU/FLICKR.COM (CC BY 2.0)

ПОПЫТКА ВТОРАЯ. ВОСКРЕСЕНЬЕ

Время и место встречи прежние. Снегопад. За ночь снега насыпало прилично. Идем втроем минут сорок по заваленному лесу до болота, по пути встречая следы лосей и кабанов. Подойдя к краю болота, замираем в ожидании.

Открытое пространство болота в снегу дает ощущение, что совсем светло, однако глухари молчат. Будут ли они вообще токовать в такую погоду, мы не знаем. Очень медленно и осторожно продвигаемся вперед. Кругом тишина.

Проходим еще немного вперед, и вдруг с сосны слетает молчун. Какая жалость! Ведь он был совсем недалеко. Нам уже кажется, что сегодня тока не будет, как вдруг чуть ли не со всех сторон болота начинают доноситься звуки глухариной песни. И я слышу трех — нет, четырех! — активно токующих глухарей.

Мы просто не дождались, не знали, что в такую погоду ток начинается позднее обычного. Владимир Викторович сказал мне, чтобы дальше я шла одна, потому что у меня более подходящая одежда, а у него слишком заметная на снегу.

Я конечно же соглашаюсь, ведь давно хочу самостоятельно подойти к токующему глухарю. Гриша также остается на краю болота. Нерезкими, осторожными движениями иду к ближнему петуху, переходя от одного дерева к другому. Егерь следует в отдалении, в 150 метрах, наблюдая за общей картиной происходящего.

Вот звуки глухариной песни уже совсем близко, но они такие объемные, что точное местоположение их источника определить сложно. В одной из крон я, кажется, вижу характерный силуэт и замечаю движение.

Дохожу до соседней сосны, вглядываюсь и понимаю, что зрение меня обманывает. Это просто густая крона в сочетании с ветром создали иллюзию движения. Продолжаю искать глазами и понимаю, что стою ровно под глухарем. После отстрела патронов я поняла, на какой дистанции раскрывается контейнер, стрелять с такого расстояния бессмысленно.

Чувствую, что глухарь подозревает неладное, делаю попытку вернуться к соседнему дереву, но тут певец замолкает окончательно и через некоторое время слетает. Не стреляю, так как надеюсь подойти к другим активно токующим птицам.

Но сделать это по-светлому нереально. Следующий глухарь замечает меня, когда я нахожусь от него в 50 метрах. Ничего не остается, как снова ни с чем вернуться на базу. А там время ехать домой — в понедельник на работу.

 

Фото автора.

На обратном пути до машины, пока Гриша беседовал с егерем, я прокручивала в голове воспоминания. Ленинградская область, 2016 год, мой первый глухарь. Вдвоем с егерем в пять утра мы легко, вприпрыжку, подошли к глухарю. Снега не было, я в белых сапогах. Так, идем дальше.

Два следующих глухаря дались мне с первой же попытки… Вот тогда, наверное, и родилось представление о том, что эта красивая охота не самая сложная, что тяжелее всего в ней поиск токовищ, ранний подъем и дорога по ночному болотистому лесу до места тока, но никак не подход к токующей птице и выстрел по статичной цели.

И только теперь я понимаю, какая неимоверная удача сопутствовала мне в первые годы. Сегодня, когда я серьезно подхожу к любой охоте, я практически перестала верить в удачу.

Эти две неудачные охоты преподнесли мне большой урок, из которого я извлекла бесценный опыт.

Я понимала, что этой весной исправить свои ошибки и добыть-таки глухаря у меня нет возможности, но… Ох уж это маниакальное желание доводить начатое до конца! Подумав как следует, я решила остаться еще на одно утро. Без вариантов.

ПОПЫТКА ТРЕТЬЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК!

Хотя синоптики и обещали прекращение снегопада, но какая-то изморось все равно падала с неба. Зато заметно посветлело. Так как накануне я не нашумела выстрелами, мы решили идти на вчерашнее место.

Надо сказать, это был уже десятый день основной охоты. По пути к току Владимир Викторович несколько раз сбивался с пути и плутал: сказывалась усталость, накопившаяся ко дню закрытия.

Как только мы дошли до края болота, практически сразу услышали токующих глухарей. Один из них токовал в ста метрах, может, чуть дальше. Подождали, пока он хорошо распоется, и начали потихоньку подходить. Думали, подойдем быстро, но долго будем ждать возможности для выстрела.

Не тут-то было! Глухарь токовал с длинными перемолчками. Мы двигались крайне медленно, осторожно, выбирая место для каждого следующего маневра. Наконец, вышли на стрелковую позицию. Оставалось только дождаться света.

За время ожидания прохоркало несметное количество вальдшнепов. В какой-то момент глухарь перепорхнул на ветку повыше и стал практически невидим в густой кроне. Когда он это сделал, у меня чуть сердце не остановилось.

Светало, пора стрелять. Мушки все еще не было видно, но я выровнялась на светлом небе под кроной, подняла ствол куда-то правее темного пятна и выстрелила.

— Наконец-то! — не сдержавшись, воскликнул егерь.
— Наконец-то! — радостно и устало повторила я и, улыбаясь, погладила реликтовую птицу, попросила прощения, поблагодарила.

На часах 3:50. Для фото еще было темно. Обратно треть пути мы шли с фонариками. Остановились за 400 метров до машины и, хотя Гриша ворчал, что света маловато, устроили фотосессию с долгожданным трудовым трофеем.

Спасибо гостеприимному Переславскому охотничьему хозяйству, терпеливому и профессиональному егерю Владимиру Викторовичу и грамотному охотоведу Василию Сергеевичу, а также Грише за то, что был со мной рядом и поддерживал.

Источник: ohotniki.ru